Новое
О сайте
Об авторе
Книги
Статьи
Заметки
Беседы
Преображение
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Доска объявлений

Альтернативный форум

Видео

Найти

 

Вход

Логин
Пароль
Вспомнить пароль
Регистрация

Житие вмч. Георгия Победоносца

Ссылки

Подписка на рассылку новостей

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Книги Полезное инакомыслие (органические системы) Глава 6. Силовые и информационные взаимодействия

ГЛАВА 6. СИЛОВЫЕ И ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Интересы других органических систем мы можем учитывать (или не учитывать) также и в том случае, когда хотим как-то на них воздействовать, хотим добиться изменения их поведения. Если чужие интересы в расчет не принимаются, то в этом случае мы будем обращаться с органической системой точно также, как с механической. Назовем воздействие такого типа силовым.

Теперь представьте, что с вами начали вдруг обращаться как с вещью. Понравится вам это? — скорее всего нет. Наверняка вы постараетесь такому обращению как-то противодействовать, ведь если вы его допустите, если ваше поведение начнет определяться внешними причинами, а не собственными желаниями, это будет означать, что вы будете терять свое качество органичности. Кто допускает обращение с собой как с вещью, тот постепенно в вещь (пусть даже живую) и превратится.

Как каждый человек отстаивает свое право быть человеком — это дело второе. Здесь все зависит от индивидуальных особенностей, способностей, знаний. Однако, стремление отстоять свою органичность свойственно всем нормальным людям. И не только людям, но и любой другой органической системе. Но если силовое воздействие на органическую систему встречает противодействие, значит оно должно быть сопряжено с теми или иными затратами. Субъективно это проявляется в том, что сделать какое-либо дело нам трудно, приходится прикладывать усилие.

Попробуем провести обращение только что проведенных рассуждений. Мы показали, что силовое воздействие на органическую систему сопряжено с затратами энергии, с усилиями. Обратное утверждение будет звучать так. По крайней мере в некоторых случаях, когда мы пытаемся воздействовать на какой-нибудь объект, необходимость прикладывать усилие говорит о том, что мы имеем дело с органической системой. Наши затраты — это преодоление ее сопротивления. Это справедливо по крайней мере иногда. А может быть всегда? Не является ли, например, инертная масса физических объектов проявлением качества органичности, присущего этим объектам? Если это так, то сразу снимается вопрос о равенстве или различии инертной и гравитационных масс. И в том и в другом (о гравитации уже говорилось) случае мы имеем дело с мерой проявления одного и того же качества органичности, то есть инертная и гравитационная масса это одно и тоже.

Силовое воздействие, очевидно, является самым простым. Чтобы его осуществить, об объекте достаточно иметь лишь самый минимум сведений. Нет ничего удивительного, поэтому силовым  воздействием человек сознательно овладел в первую очередь. А овладев, постарался теоретически обобщить его на случай любого воздействия вообще. В принципе, это вполне можно сделать. Когда мы видим результат и не знаем, каким именно способом он достигнут, мы вполне можем предположить, что получен он как итог действия тех или иных сил. Если же кроме силовых воздействий ничего другого мы не знаем, то предполагать мы ничего не станем, а просто будем считать такие воздействия единственно возможными.

До тех пор, пока эти представления применялись по отношению к физическим макрообъектам, они работали вполне исправно. Когда стали их применять к живым существам, возникли уже значительные трудности. Когда же попытались понять психические процессы и взаимоотношения между людьми, то оказалось, что на языке силовых воздействий описывать их просто невозможно. Если кто-то попытается построить воспитание детей прежде всего на базе своих личных усилий, то пусть даже эти усилия будут направлены в сторону самых достойных целей, результат почти наверняка будет плачевным. Тем не менее, и в области человеческих отношений люди продолжают пользоваться самыми разнообразными способами силового воздействия друг на друга. Физические методы, правда, применяются сейчас все реже и реже, однако методы психического давления распространены весьма широко. А результат — многочисленные стрессы и неврозы.

Есть ли еще другие способы воздействия, кроме силового? Чтобы обнаружить их, перейдем в ту область реальности, где силовые воздействия работают плохо. Посмотрим, что делается в области отношений людей друг с другом.

Любое общение — это воздействие людей друг на друга. Хотя при этом мы и испытываем на себе влияние другого человека, мы чаще всего этого влияния избежать не стремимся. Наоборот, общение с людьми нам необходимо, как воздух. Очевидно, что в случае общения реализуется какой-то другой тип воздействий — не силовой. Какой? — на этот вопрос сейчас уже ответить не сложно. Общаясь друг с другом, люди обмениваются информацией, осуществляют друг на друга информационное воздействие.

Главное отличие информационного воздействия от силового состоит в том, что человек в этом случае уже отнюдь не вещь, не объект, с которым нужно сделать то-то и то-то. Информационное воздействие предполагает, что мы имеем дело заведомо с субъектом, с человеком, имеющим свои цели и свою волю, с существенно органической системой, а не с механической. А раз так, мы постоянно должны помнить, что человек этот самостоятельно, без нашего нажима должен принять какое-то решение и изменить (или не изменить) свое поведение. Мы же можем лишь способствовать тому, чтобы его поведение удовлетворяло и нас тоже.

Из сказанного сделаем один очень важный вывод. Если силовое воздействие — это чаще всего преодоление противодействия объекта, то информационное воздействие — это обязательно содействие двух равноправных субъектов, двух органических систем.

Понятно, что до тех пор, пока мы видели в мире лишь силовые воздействия (вся физика построена на них), мы всегда сталкивались с необходимостью энергетических затрат. Чтобы что-то создать, необходимо обязательно что-то разрушить. Рост энтропии (в физике это мера беспорядка, хаоса), постепенная деградация всего того, что существует, казались печальной неизбежностью, а жизнь на этом фоне выглядела как парадокс, как нечто временное, как искра, которая случайно вспыхнула где-то в глубине вселенной и обязательно когда-нибудь потухнет.

Приступая к рассмотрению особенностей и свойств органических систем, мы с самого начала выбираем совершенно другие исходные посылки. Для нас жизнь, сознание, наше внутреннее «Я» — это не вторичные производные от каких-либо других сущностей явления, а исходная данность. Тезис «Я есть» для нас не менее важен, чем тезис «вне меня существует объективный мир». Собственно, многие особенности органических систем мы будем рассматривать не как порождения каких-то фундаментальных, общих и для живой и для не живой природы закономерностей, а как факт, который мы должны не столько объяснить, сколько обосновать и обнаружить его необходимость. Объяснение лишает факт самостоятельной ценности, делает его лишь следствием чего-то другого. Изучая же факт с позиций органических систем, мы должны позаботиться о том, чтобы самостоятельность его сохранилась. Жизнь — факт. Способность его познавать и действовать — тоже факт. Будем же исходить из этого.

Наличие силовых и информационных воздействий, как мы их ранее определили, может быть не столь очевидный, но такой же факт. Обнаружили мы их на органических системах, поэтому вопрос о том, насколько широко распространены информационные взаимодействия, зависит от широты распространения в природе качества органичности. Такое утверждение может показаться странным. Существует ведь радиоуправляемые механизмы, которые выполняют команды человека, находясь от него на большом расстоянии. Существуют вычислительные машины, способные, как мы говорим, «обрабатывать информацию». Уже сейчас они могут «узнавать» графические изображения, «читать» книги, «понимать» человеческую речь. Разве в этих случаях реализуются не информационное воздействие?

Информационное воздействие осуществляется через интересы той органической системы, на которую оно направлено. Необходимое нам действие совершает при этом она сама, без нашего давления и контроля. Это основная особенность информационного воздействия, отличающая его от силового. Но есть и другие, менее важные. Когда говорят об информационных воздействиях в областях техники, речь идет как раз об этих второстепенных моментах. Однако, поскольку они тоже достаточно важны, остановимся также и на них.

Первая особенность информационных воздействий — их специфичность. Они могут изменить состояние лишь некоторых, способных их воспринять, систем. Воздействовать словами можно только на человека, знающего тот язык, на котором мы говорим. Чтобы управлять луноходом, нужно передавать ему радиосигналы на определенной частоте, и команды должны быть такими, какие он способен выполнить. И в том, и в другом случае объект информационного воздействия должен быть на него настроен. Однако у органических систем и в механизмах эта настройка осуществляется по-разному. У человека должна появиться потребность понять вас, он сам стремится изучить тот язык, на котором вы говорите. То есть настройка осуществляется прежде всего «изнутри». В случае лунохода все иначе. Специфичность настройки на то или иное воздействие вложена в него извне.

Со специфичностью связана и другая особенность информационного воздействия. То действие, которое приводит к значительному изменению состояния настроенной на него системы на остальные объекты влияет очень мало. В этом смысле можно говорить, что информационные воздействия — это воздействия слабые, не требующие больших энергетических затрат.

Рассмотрите теперь такую ситуацию. На одной чашке весов лежит пудовая гиря. На другую мы кладем грузики весом в один грамм. Долгое время повторение такой операции ни к каким видимым эффектам не приведет. Но вот вы положили еще один грузик — и гиря стала подниматься кверху. Последнее воздействие такое же малое, а эффект большой. Было ли в данном случае информационное воздействие? — очевидно, нет. Подумав немного над этим примером, мы можем сделать вывод, что информационное воздействие обязательно качественно отличается от основных причин, приведших к изменению состояния системы. Информационное воздействие всегда не прямое, а косвенное.

Если человек пытается перенести с одного места на другое тяжелый камень, помочь ему можно разными способами. Можно присоединиться к нему и совместными усилиями сдвинуть камень туда, куда нужно. Это действие силовое, даже если вы лично сил потратили немного. Можно же дать человеку совет воспользоваться лежащей рядом палкой как рычагом. В этом случае воздействие будет информационным. Непосредственного участия в деле вы не принимали. Тем не менее, результат информационного воздействия может оказаться весьма значительным. В частности, очень большую роль они могут играть в деле координации усилий нескольких людей или нескольких органических систем.

Определенная деятельность, как мы уже говорили, представляет собой органическую систему. Способы ее реализации могут быть очень разнообразными, включая и чисто силовые, и те, в которых используется информационные воздействия. Силовые воздействия, поскольку они являются непосредственными, составляют центральную часть явления данной органической системы. Информационные воздействия проявляются на периферии этой же системы. Так как развитие органических систем идет обычно через развитие их периферии, то можно сказать, что развитие системы действия идет через использование информационных воздействий, то есть воздействий, при которых происходит передача формы.

Тот человек, который осуществляет информационное воздействие, сам непосредственного участия в деле не принимает. Информационные воздействия качественно отличаются от силовых. В конце концов дело могло бы быть сделано и без него (тот, кто перетаскивает камень, в конце концов может и сам сообразить воспользоваться рычагом), однако это потребовало бы большего времени и энергетических затрат.

Нечто подобное наблюдаем мы и в процессах катализа химических реакций. Все реакции, протекающие в присутствии катализатора, в принципе, могут идти и без него, но будут осуществляться крайне медленно. Кроме того, подходящий катализатор позволяет осуществлять реакцию при нормальных температурах, давлении и при отсутствии каких-либо физических полей, хотя без него та же реакция может потребовать очень специфических, экстремальных условий. Сам катализатор, как известно, непосредственного участия в химической реакции не принимает. Не будучи химиком и не имея возможности проверить сказанное, я тем не менее могу выдвинуть гипотезу, что в ходе катализа осуществляется информационное воздействие и что катализатор является носителем формы конечного химического продукта (или хотя бы некоторых существенных его связей).

Живые организмы — системы органические, причем довольно развитые. Поэтому информационные воздействия должны ими использоваться очень широко. Соответственно, весьма велика должна быть и роль катализа. Действительно, большинство биохимических реакций являются каталитическими. Роль катализаторов при этом обычно выполняют вырабатываемые в клетках ферменты.

Информационными, по-видимому, являются также воздействия, осуществляемые нервной системой и железами внутренней секреции. Очевидно, что и те, и другие, требуют специально настроенных систем приема. В механических системах эта настройка фиксирована. В органических она обусловлена интересами самой принимающей информацию системы. Если информационные воздействия начинают противоречить этим интересам, то настройка может исчезнуть. Такие примеры действительно можно обнаружить в медицинской практике. У человека может возникнуть заболевание, по всем признакам указывающее на недостаток определенного гормона. В то же время оказывается, что уровень этого гормона в крови нормальный или даже норму превышающий. Просто в этом случае организм (или определенный орган) стал к нему не чувствительным.

Вообще стоит специально отметить, что информационные воздействия всегда опираются на интерес той органической системы, на которую они направлены. Поэтому их нельзя эксплуатировать, и использовать их можно лишь с большой осторожностью. Эксплуатация, то есть использование информационных воздействий в своих интересах, приводит к их разрушению. Так, например, воспитывая детей, мы часто пользуемся словом. Однако, если наши воспитательные воздействия направлены лишь на то, чтобы добиваться от ребенка нужного нам поведения, если мы забываем при этом его собственные желания и потребности, мы рискуем прийти к тому, что наши слова станут для них просто пустым звуком. Чтобы добиться своего, нам придется пользоваться все более сильными средствами, такими как ругань, угрозы и тому подобное. Информационные воздействия заменяются силовыми.

Информационные воздействия нужно не только и не столько, использовать, сколько укреплять и развивать. Может быть тогда наши дети будут понимать нас с полуслова.

Следующая особенность информационных воздействий опять же вытекает из того факта, что это существенное взаимодействие поддержки и взаимопомощи. Когда мы говорили о поддержке, то отмечали, что для возникновения резонанса поведения органической системе необходимо, чтобы воздействие на нее проводилось лишь в отдельные моменты. В остальное время система должна быть свободна. Из этого, очевидно, следует, что информационное воздействие должно быть дискретным. Силовое же, наоборот, осуществляется непрерывно.

Чтобы проиллюстрировать сказанное, опять же далеко ходить не надо. Мы прекрасно знаем, что возбуждение в нервных клетках распространяется в виде дискретных импульсов. Несколько менее выраженная дискретность существует также и в гормональных воздействиях. В то же время мало кто из неспециалистов знает, что и в том, и в другом случае такой дискретный характер воздействия возникает не сам по себе, а активно формируется. Как только пошел нервный импульс, мембрана нервной клетки начинает активно восстанавливать свое первоначальное состояние. После выброса в кровь нужного гормона включаются механизмы, этот гормон из крови удаляющие. Внешне это может выглядеть не иначе как расточительство. Тем не менее, организм идет на это, лишь бы обеспечить дискретность информационного воздействия.

В механических системах дискретность воздействия используется тоже, но здесь она играет другую роль. Дискретные сигналы легче выделить из помех.

Качественное отличие информационных воздействий от силовых нам неплохо бы учитывать и в нашей повседневной жизни. Как нам иной раз хочется высказать другому человеку все, что мы о нем думаем. Берегитесь: заранее можно сказать, что воздействие ваше будет силовым и, очевидно, встретит не понимание, а противодействие. Чтобы ваше воздействие на другого человека было информационным, оно должно быть кратким. Длинный монолог никогда не будет воспринят так, как нам хотелось бы. Ваши рассуждения о нравственности будут выглядеть нудным морализованием. Ваша дружественная попытка объяснить человеку его неправоту вполне может быть воспринята как нотация.

Для информационных воздействий вообще характерен не монолог, а диалог. Это обязательно взаимодействие. Если вы собираетесь считаться с интересами того, на кого воздействуете, то вы просто обязаны эти интересы знать. Поэтому информационное воздействие требует не только прямого действия, но также и восприятия получающихся результатов, восприятия другой органической системы.

Если мы хотим способствовать развитию органической системы, то можно поступить двояко. Можно «подтолкнуть» ее в том направлении, в котором она развивается сама. Внешнее действие качественно будет в этом случае таким же, как и то, которое осуществляет сама органическая система, то есть будет носить чисто количественный характер. Силовые воздействия приводят к количественным изменениям. Информационные воздействия, наоборот, привносят в органическую систему новое качество.

Чтобы осуществилось силовое воздействие, достаточно и того, чтобы системы были одинаковыми. В то же время, чтобы провести информационное воздействие, чтобы произошла передача нового качества, необходимо, чтобы взаимодействующие системы друг от друга отличались. Отсюда вытекает, например, необходимость диффереренцировки органических систем. Качественное различие подсистем создает предпосылки для активного информационного обмена между ними.

Взаимодействие органических систем друг с другом приводит к их изменениям. Изменяется их способность воздействовать на что-то другое, то есть изменяется их обобщенная масса. Заметим однако, что развитие органических систем, увеличение их массы может идти либо путем количественного увеличения однородного материала, либо через информационные воздействия, через накопления разных качеств. В последнем случае необходимо разнообразие. Первый путь — магистральное направление развития неживой природы. Второй путь — основной путь развития жизни. Жизнь, понимаемая таким образом, очевидно, является столь же древним феноменом, что и неживая природа.

В окружающем мире любая система использует и силовые воздействия, и информационные. Однако есть системы, которые как бы концентрируют в себе лишь одно из них. Кристаллы растут за счет количественного прибавления все новых и новых атомов и молекул. В них в наибольшей степени реализованы силовые, то есть непосредственные взаимодействия. Наоборот, развитие жизни идет в направлении все большего использования информационных воздействий. Здесь, в противоположенность кристаллам, наблюдается очень широкое разнообразие используемых веществ, большой набор различных структур и связей. Вершина же развития на земле — человек, очевидно, является и самым сложным, и самым «информационным» существом.

Оба направления развития органических систем можно наблюдать в поведении людей. Одни люди стремятся организовать вокруг себя некоторый кружок единомышленников с одинаковыми вкусами, одинаковыми суждениями, одинаковыми взглядами на мир. Другим в таком кругу единомышленников душно и тесно. Им не интересно, когда с ними просто соглашаются, когда их просто поддерживают. Таким людям необходимо, чтобы у окружающих были свои цели, свои суждения, чтобы, общаясь с ними, можно было дальше продвинуться в постижении истины.

Тяга к непосредственным и информационным взаимодействиям проявляется и при выборе своего спутника жизни. Не знаю, что об этом говорит статистика, но в народе подмечено, что наиболее стабильными оказываются те семьи, где муж и жена очень похожи, либо те, в которых они друг друга дополняют, то есть муж обладает теми качествами, которых нет у жены, и на оборот.

Кристалл, также, как и живой организм, при определенных условиях растет и формируется сам, то есть он не является системой механической. Кристаллы и жизнь — два структурных полюса развивающихся органических систем. Может быть поэтому живые клетки часто включают в себя кристаллические образования. Например, такое как носитель наследственности дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК). Сходное строение с кристаллом имеет также и важнейшая структура мозга ретикулярная (сетчатая) формация, активность которой определяет уровень нашего бодрствования.

Чтобы понять, какую роль играют кристаллические образования, обратимся опять к аналогии с сообществами людей. Коллектив, состоящий из тех, кто стремится к общению с себе подобными, обладает некоторыми специфическими качествами. Для него, например, очень характерно установление резкой границы «свой — чужой». Входящие в такой коллектив люди стремятся общаться лишь с такими же, как и они сами, а контакты с другими людьми ограничиваются. В то же время контактов этих совсем избежать не удается и потому члены какой-нибудь секты очень много сил тратят на упрочение символа веры, собирающего этих людей воедино. Из этого сделаем вывод, что в кристаллических структурах происходит развитие внутренних связей, их упрочение. Благодаря этому кристаллы обычно имеют очень большую прочность.

Среди многих и важных открытий В.И. Вернадского есть и такое интересное наблюдение. Атомы углерода образуют два вида кристаллов — графит и алмаз. В каждом из них используется определенный тип связей атомов друг с другом. Так вот, самое любопытное, что те связи, которые существуют в кристаллах алмаза характерны для соединения углерода в живых организмах, и кроме как в них в природе нигде не встречаются. Представим себе, что эти связи обеспечивают наибольшее развитие качества органичности атомов углерода. Тогда, во-первых, не удивительно, что они появились в живых организмах. Во-вторых, кристалл, включающий такие связи, должен для своего образования требовать более специфических условий и быть более прочным. (Сравните: чем значительнее идея, объединяющая группы людей, тем прочнее устанавливающиеся между ними связи).

Кристалл и живой организм — два дополняющих друг друга образования, причем дополнительность эта может существовать относительно различных качеств. Не отсюда ли идет поверие, что у каждого человека существует «свой», дополняющий его кристалл, у кого — изумруд, у кого — рубин и так далее. В то же время бриллиант (обработанный алмаз) считается благоприятным для всех людей. Понятно почему.

Другой очень интересный кристалл — обыкновенный лед. Сколько беспокойства вызывает у родителей вид ребенка, сосущего сосульку (заметьте, в русском языке она так и названа — то, что сосут) или тянущего в рот комочек снега. Сколько сил, причем часто безрезультатно, тратят они на то, чтобы отучить ребенка от этой «вредной» привычки. В чем дело?

Вода — основное вещество нашего тела. Если в организме она существует в «живом» виде, то взаимодействие с кристаллической формой, по-видимому, может приводить к большим изменениям ее состояния, причем изменениям в сторону активизации биологических свойств. Не тут ли, в частности, кроется секрет благотворного действия купания в проруби? Не в этом ли причина того, что ребенок бессознательно тянет в рот снег и лед?

Мне, естественно, возразят, что отучают ребенка есть снег не по злому умыслу, а потому что у них горло болит. Что тут скажешь… Да, болит — у детей изнеженных. А у закаленных детей — нет. У здорового человека активность отдельных органов и систем уравновешена и степень его здоровья определяется тем, насколько его организм способен возвращаться в это уравновешенное состояние после различных внешних воздействий. Сильное изменение активности какого-то органа, даже благоприятное, если оно не может быть «распределено» на весь организм, приводит к болезни. Собственно, это с любителями снежков и случается.


В связи с тем, что информационное воздействие часто осуществляется в форме совета, вспоминается известная шутка: «Почему Советский Союз называют Страной Советов? — Потому, что там очень любят давать друг другу советы». Шутка эта нечаянно приоткрывает завесу над пресловутой загадкой русского народа. В этом народе особенно напряженно идет поиск информационных взаимоотношений, поиск человеческого в человеке. С другой стороны, чем значительнее дело, — тем страшнее ошибки. Ценный совет  иной раз дороже золота, а пустые, ни к чему не обязывающие советы зевак — это вмешательство в нашу жизнь.

Оглавление:

Предисловие
Введение
Глава 1. Органические системы
Глава 2. Свойства органических систем
Глава 3. Структура органических систем
Глава 4. Развитие органических систем
Глава 5. Взаимодействие органических систем
Глава 6. Силовые и информационные взаимодействия
Глава 7. Отношение «источник — приёмник»
Глава 8. Энергия
Глава 9. Отношение «центр — периферия»
Глава 10. Познание органических систем
Глава 11. Вера
Глава 12. Деятельность органических систем
Приложение 1. Замечательные числа
Приложение 2. «Живая вода»
Приложение 3. «Живое солнце»

 

Rambler's Top100 Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group