Новое
О сайте
Об авторе
Книги
Статьи
Заметки
Беседы
Преображение
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Доска объявлений

Альтернативный форум

Видео

Найти

 

Вход

Логин
Пароль
Вспомнить пароль
Регистрация

Житие вмч. Георгия Победоносца

Ссылки

Подписка на рассылку новостей

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Книги По плодам познаете древо Глава 2. Первая  проба

ГЛАВА 2. ПЕРВАЯ  ПРОБА

Обратимся в первую очередь к тем местам Библии, которые сами по себе кажутся странными и могут породить недоуменные вопросы или даже соблазны. Обратимся, естественно, не ради того, чтобы соблазниться, но чтобы попытаться найти такое толкование, которое бы возможность соблазна, наоборот, устраняло. Одним из таких мест является история проклятия смоковницы. Когда Христос подходил с учениками к Иерусалиму, то «взалкал. И, увидев при дороге одну смоковницу, подошёл к ней и, ничего не найдя, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла.» (Мф. 21,18-19). Почему Господь, учивший учеников своих прощать, в данном случае вынес столь суровый приговор? Недоумение ещё более усиливается, когда мы у Марка узнаём, что «ещё не время было собирания смокв» (Мк. 11,13). За что же проклинать, если смоковница принести плоды не могла? Или всё же плоды могли быть?

Некоторую ясность в этот вопрос может внести другой отрывок из Евангелий: «... ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между собою: разве кто принёс Ему есть? Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что ещё четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели  и поспели к жатве.» (Ин. 4,31-35). Сопоставление этих двух отрывков порождает следующие варианты ответа. Первый — Господь, проклиная смоковницу, исполнил волю Отца, и тем самым, утолил всё же Свой «голод». Другой  вариант — существует два различных взгляда на одно и то же событие: человеческий и божественный. Глядя на нивы, ученики думали, что самое время сеять, а Господь сказал, что уже наступило время жатвы. Конечно, речь здесь идёт не о простой ниве и не о простой жатве. Буквально понять этот отрывок невозможно. Другое дело, если мы вспомним, что «семя есть слово Божие» (Лк. 8,11). Тогда спутать время сеяния и жатвы нам людям действительно не трудно. Глядя на разорённые храмы, на распространённость многочисленных суеверий, нам кажется, что сейчас самое время сеять — нести другим людям те знания о Боге, которые имеем мы сами. А Господь может сказать: нет, главное для вас сейчас не распространять среди других то, что вы уже знаете и считаете, что уже понимаете. Это дело сеятелей. Жатва же — это понимание и исполнение. Поэтому совершить жатву, т.е. понять то, что сделано (посеяно) другими людьми и что сказано нам в Писаниях Богом нам ещё только предстоит.

Глядя на нивы, ученики, подобно смоковнице, считали, что до жатвы ещё далеко, для них ещё не время было собирания урожая. А Иисус утверждает иное — время жатвы уже наступило. Также и смоковница должна была принести плоды вовремя, т.е. приурочить их появление к тому времени, когда Господь приближается к ней и ищет плода. Однако, она не узнала «времени посещения» своего (Лк.19,44) и, подобно Иерусалиму, оказалась проклята.

Понять происшедшее со смоковницей нам позволило то, что мы явно сформулировали мысль, которая обычно подразумевается, но о которой мы часто забываем: Бог иной, чем человек и Его восприятие происходящего отличается от нашего. Попробуем, используя этот принцип разделения божественного и человеческого, разобраться теперь в притче о неверном управителе (Лк. 16,1-13), которая тоже обычно вызывает много недоумений.

Как отнёсся господин к поступку управителя своего имения? Поскольку он своего слугу похвалил («и похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил» (Лк. 16,8)), то, казалось бы, поступок  «неверного» управителя был одобрен. Однако чуть ниже мы встречаем как-будто противоположную оценку: »...если вы в неправедном богатстве не были верны, кто даст вам ваше?» (Лк. 16,11). Как совместить два, казалось бы, противоположных утверждения?

Попробуем понять смысл притчи, предпологая, что речь в ней идёт не об одном, а о двух разных  богатствах. Первое — это то богатство, которое ценится лишь людьми (неправедное); второе — богатство истинное, имеющее ценность и в глазах Божиих. Первое богатство человек обязан вернуть, а второе, наоборот должно остаться у него и в отношении него человек должен быть «неверным».

Неправедное богатство может быть названо таким именем совсем не потому, что оно добыто неправедным путём. Вся его «неправедность» может заключаться лишь в том, что это богатство не имеет самостоятельного значения, оно не имеет в себе самом оправдания своей ценности. Да и человек, по большому счёту, прав на него не имеет. Это богатство относительное, которое может быть утеряно и которое могут похитить. Поэтому Господь и не советовал его приобретать: «Не собирайте себе сокровищь на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут: но собирайте себе сокровища не небе, где ни моль, ни ржа не истребляют, и где воры не подкапывают и не крадут. Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6,19-21).

Для чего людям дано это земное, неправедное богатство; для того ли, чтобы приобретать его всё больше и больше? Или, может быть, наоборот, для того, чтобы раздать его?.. Вспомним два чуда накормления хлебами и рыбой пяти тысяч и четырёх тысяч человек. Ученики, видя, что множество людей пошедших за Христом, голодны, предлагали отпустить их в окрестные деревни, чтобы они купили там себе хлеба. Но Господь сказал ученикам: «вы дайте им есть» (Мк. 6,37). После этого Он преломил несколько имевшихся хлебов и рыб, раздал ученикам и те, в свою очередь, пошли раздавать народу. Замечательно, что в конце, когда все наелись, ученики собрали остатки, и их оказалось намного больше количества хлеба и рыбы бывших вначале. То есть, по мере раздачи, богатство не уменьшалось, а наоборот увеличивалось.

Читая в притче о том, что управитель расточал вверенное ему имение,  мы обычно думаем, что он делал нечто противное воле своего господина, почитаем его неверным. Но посмотрим что сказано у того же евангелиста в другом месте: «Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими — раздавать им в своё время меру хлеба. Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдёт поступающим так» (Лк. 12,42-43). Здесь человек раздающий имение своего господина определённо назван верным. Почему? — Да потому, что, делая какое-либо для людей, мы, тем самым можем делать и для Бога: »истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25,40). Богатство, данное нам во временное пользование — наши силы, здоровье, наши таланты и материальное благополучие — мы можем посвятить людям и через это как бы вернуть их Тому, Кто дал. То есть в отношении земного богатства человек должен быть верным Богу.

Почему же в притче домоправитель назван неверным? — По-видимому, потому, что прощая людей, он приобрёл богатство истинное, — любовь человеческую и Божию, которая не отнимется от него.

Можем ли мы утверждать, что теперь мы вполне понимаем почему Господь проклял смоковницу или что нам вполне понятен смысл притчи о неверном управителе? — Конечно, нет. Вряд ли кто может претендовать на полное открытие смысла библейских историй. Однако, поскольку данные толкования непротиворечивы, они, по-видимому, вполне имеют право на существование. Кроме того, они показывают, что, если подходить к Писаниям с верой в Их святость, то даже и те места, которые для неверующих обычно бывают камнем преткновения, могут быть поняты безо всяких натяжек и объяснены  безо всякого насилия над логикой и здравым смыслом.

Вернёмся теперь к двум чудесам накормления множества людей небольшим количеством хлеба и рыбы, о которых мы недавно упомянули. Здесь мы также встречаемся с загадкой. Удивительно, в какой последовательности Евангелия о них рассказывают. Если сравнить первое чудо, где Господь накормил пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек со вторым, в котором для насыщения четырёх тысяч потребовалось семь хлебов и несколько рыбок, то буквально во всех отношениях первое чудо выглядит более значительным, чем второе. Тогда возникает вопрос, зачем это второе чудо нужно было вообще как-то упоминать. Действительно, представьте, что кто-то, говоря о том, какой он сильный, сообщает вам, что он смог поднять штангу весом двести килограммов. А затем добавляет, что он не только двести килограммов может поднять, но и сто пятьдесят. Не покажется ли вам странным такое добавление?

Повествование о совершенных Христом чудесах содержит в себе и ещё одну странную и, казалось бы, лишнюю подробность. Евангелист Марк сообщает о том, что Господь повелел рассадить людей отделениями. «И сели рядами по сто и по пятидесяти.» (Мк. 6,40) Для чего рядами? — По-видимому, чтобы ученикам удобнее было обходить желающих насытиться людей. Но только ли в этом дело? Не является ли упоминание о рядах определённым намёком? Ведь число сто в Библии часто указывает на некую меру. Например, обетование Аврааму о рождении сына было дано ему в возрасте восьмидесяти пяти лет, но не исполнилось до тех пор, пока Авраам не дожил до ста (Быт. 21,5). Исаак, живя в земле филистимлян сеял и получил в год ячменя во сто крат(Быт. 26,12). Также и в притче о сеятеле Лука говорит, что семя попавшее на добрую почву «принесло плод сторичный» (Лк. 8,8). Если эту меру применить и в случае второго чуда, то, разделив четыре тысячи на сто, мы получим число сорок.

И пятьдесят, и сорок — числа замечательные, неоднократно встречающиеся и в Ветхом, и в Новом Завете. Но что означают они сами? Обратимся к Евангелию от Луки. В пятнадцатой главе рассказываются две притчи, в одной из которых вполне определённо говорится о мере «сто» (притча о заблудшей овце), а в другой о мере «десять» (о потеряной драхме) (Лк. 15, 3-10). Если мы теперь применим эту вторую меру к числам пятьдесят и сорок, то получим два числа — пять и четыре — которые являются как бы символами Ветхого (Пятикнижие Моисея) и Нового Завета (четыре Евангелия). Возвращаясь теперь к двум чудесам накормления пяти и четырёх тысяч человек, мы можем прийти к выводу, что речь в данном случае идёт об исполнении Ветхого и Нового Заветов соответственно. В этом случае становится понятной и последовательность, в которой описаны два чуда и, главное, зачем упоминается о втором «малозначимом» чуде.

Оглавление:

Введение
Глава 1. На пути в Царствие Божие
Глава 2. Первая проба
Глава 3. Немного о методе
Глава 4. Проблема четырёх Евангелий
Глава 5. История грехопадения
Глава 6. Ной и его сыновья
Глава 7. История нашего спасения
Глава 8. Второе Пришествие Христа
Глава 9. Вопрос о сроках
Глава 10. Что нас ждёт в недалёком будущем
Глава 11. Новое и старое
Глава 12. Христос, чей Он Сын?
Вместо заключения

 

Rambler's Top100 Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group