Новое
О сайте
Об авторе
Книги
Статьи
Заметки
Беседы
Преображение
Форум
Гостевая книга
Карта сайта

Доска объявлений

Альтернативный форум

Видео

Найти

 

Вход

Логин
Пароль
Вспомнить пароль
Регистрация

Житие вмч. Георгия Победоносца

Ссылки

Подписка на рассылку новостей

На главную Карта сайта Написать письмо

На главную Заметки 241-250

241-250

<<< 241 >>>
Жизнь – Дерево

Начинается жизнь дерева с семени. Семя попадает в землю, где оно должно укорениться. Корень растёт вниз, в направлении соответствующем силе гравитации – к центру земли, вглубь (а потом и вширь). Соответственно Жизнь, чтобы развиться из Семени, должна следовать естественным законам природы и прежде всего закону Земли – приумножению сил и богатства (всё живое подчинено закону: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю» (Быт. 1,28)). Должна подчиняться ему. Это период язычества – естественных религий.

Тем не мене, хотя корень растёт вниз, само дерево должно расти вверх к небу. Как определить направление роста? – Пока семя в земле и нет света, единственным ориентиром является сила гравитации – закон естества. Но росток должен расти в направлении противоположном гравитации, вопреки ей – вопреки законам естества (ветхозаветное служение Богу прежде всего заключалось в принесении жертв – действии противоположном естественному жизненному порядку).

В какой-то момент росток прорастает из земли к небу и у него появляется другой ориентир, задающий направление роста – небо, солнце. Вновь появляется возможность расти не вопреки, а благодаря. Но направление задаёт уже не земля, а небо. Это период христианства. Естественным направлением здесь становится не закон Земли, а закон Неба – исполнение воли Божией. С точки зрения язычества он абсурден, ибо направлен в противоположном направлении, следует законам духовным – ангельским.

Если семя жизни не подчинится законам естества, то оно будет подобно семени упавшему при дороге (см. притчу о сеятеле) – не укоренится в земле и заберётся с неё. Если же оно укоренилось, но неглубоко и слишком рано устремляется к небу, если человек пытается жить равноангельской жизнью, не имея укоренённости в жизни земной, то испытания для него бывают слишком тяжелы и жизнь увянет. Это вторая земля – каменистая.

Третья земля началась с эпохи Возрождения. Люди почувствовали, что для нормального развития Дерева нужно не только расти вверх к небу, но и укореняться в землю. Этому укоренению чрезвычайно способствовало развитие науки и цивилизации. Дерево начало быстро расти. Но эта способность к росту затмила главное предназначение Дерева – приносить плоды. Расти стали прежде всего бесплодные плевелы, тернии и волчцы. Теперь уже не естественная земля стала скрывать от доброго семени солнце, а именно эти плевелы и тернии. И вновь доброму семени нужно расти вопреки естеству, вновь понадобились жертвы.

Но есть и семена которым повезло. Земледелец не дал разрастись вокруг них терниям, они могут получать свет от солнца и расти не вопреки, а благодаря. Благодарность же наша должна выразиться в принесении плодов. Доброе семя растёт не ради себя, но ради плодов благодарения. Благодарение же есть Евхаристия.

К сказанному хочу ещё добавить, что растению нужна вода и нужно солнце (огонь). Хотя и свет и вода приходят с неба, но воду растение получает благодаря корням из земли. И мы все проходим искушение (точнее, искушаемся и очищаемся) двумя крайностями. Те, кто слишком ценит воду, могут выпросить себе потоп. А те, кто слишком ценит огонь могут получить геену огненную. Кстати здесь вспоминается и бесноватый, который бросался то в огонь, то в воду (Мф. 17,15; Мк. 9,22)


<<< 242 >>>
Протест или творчество?

Для Руси, да и в нынешней России протестантизм выглядит как инородное явление, зародившееся на Западе и пришедшее к нам уже во вполне оформившемся виде. Нечто подобное, появлявшееся у нас, воспринималось обычно как ересь. Ереси Церковью всегда подавлялись и в результате ничего подобного на западную Реформацию у нас не было.

В то же время Европе протестанские движения не были навязаны извне. Протестантизм вызрел внутри самой католической Церкви. То есть протестантизм является, хотя и нежеланным, но тем не менее чадом католичества. Разродится ли чем-либо подобным православная Церковь? И насколько болезненными будут в этом случае «роды»?

Если полагать, что Реформация была не случайным уклонением истории, а была вызвана действительной необходимостью, волей Божией, то в протестантизме можно увидеть не только негативный протест, но и позитивный импульс к обновлению, к свободному творческому пониманию Бога и Писаний.

Другое дело, что освобождение от уз традиции, породило свои немалые проблемы. Ведь свобода истолкования Слова Божия одновременно требует и очень высокой самодисциплины, желания быть зависимым от воли Божией, подчиниться истине.

Последнего людям часто не хватает и посему в рамках протестантизма процветает множество чисто человеческих мнений. От чего в своё время они отталкивались, к тому в конце концов и пришли.

Если мы ставим вопрос о возможности появления чего-то похожего на протестантизм внутри православной Церкви, то естественно позаботиться о том, чтобы, во-первых, «дитя» оказалось желанным и, во-вторых, чтобы «роды» прошли как можно менее болезненно. И здесь нам будет интересна история возникновения науки.

Безусловно, современная наука и современная цивилизация есть порождение христианского Запада, то есть и католичества и протестантизма. При этом каждый из «родителей» с удовольствием признал бы за собой свои родительские права. Другое дело, что чадо не спешит признавать родителей… Но это уже другой вопрос.

Наука родилась от родителей не любящих друг друга. Соответственно и их дитя не считает себя обязанным любить своих родителей. В то же время взаимоотношения науки и православной Церкви гораздо более интересные. И та, и другая, с одной стороны, проявляют интерес друг к другу, а, с другой стороны, друг друга побаиваются.

После тысячелетия крещения Руси, когда в Церковь стало приходить множество новых людей, туда пришло и немало людей из науки. Многие из них стали священниками. При этом в большинстве случаев они не перестали быть и учёными. Строго говоря, они не протестанты, но творческий дух и желание самостоятельно мыслить в них осталось. Поэтому зародыш нового отношения к Священному Писанию и к Церкви уже существует. Другое дело, что мы должны позаботиться, чтобы это новое не привело в своём развитии к протестам и расколу, а, наоборот, дало бы благие плоды богословской мысли. И, если католичество в своё время породило протестантизм, а затем науку, то православие, должно породить новое богословие, столь же плодотворное, что и наука.


<<< 243 >>>
О мужестве

13 декабря (30 ноября ст.ст.) мы празднуем память апостола Андрея Первозванного. Он назван Первозванным, потому что первым вместе с каким-то ещё человеком, имя которого Евангелие не упоминает, последовал за Христом и стал Его учеником. Имя Андрей означает «мужественный», вот и мы в день его памяти поговорим о мужестве.

Любопытное наблюдение. В Откровении Иоанна Богослова говорится о семи обращениях Господа к ангелам семи церквей. Каждое из них заканчивается обращением к «побеждающему» и призывом: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам». Но в первых трёх обращениях вначале говорится о слышании, а потом о победе. В последующих же четырёх обращениях последовательность обратная. То есть, во-первых, фиксируется чёткая связь между слышанием и мужеством (победить без мужества вряд ли кто сможет). И недаром, по-видимому, Андрей («мужественный») и Симон («слышание») – родные братья и дети Ионы («голубя»). Именно Андрей находит Симона и говорит ему: «мы нашли Мессию, что значит: Христос» (Ин. 1,41)

Во-вторых, последовательность может указывать на причинно-следственную связь. То есть в начале истории церкви слышание слова Божия даёт человеку мужество, а в конце мужество позволяет ему услышать Бога.

Интересен также тот момент, что из всех апостолов Господь в некоторых случаях избирает троих: Петра, Иоанна и Иакова. Андрей в этих случаях отсутствует. Но когда Господь говорит о последних временах, о страшных грядущих событиях, то кроме названных троих появляется и Андрей (Мк. 13,3-33)

Не обходится без Андрея и встреча со Христом Еллинов (Ин.12,20-23) где Господь говорит слова на которые стоит обратить внимание: «пришел час прославиться Сыну Человеческому». Если «Еллины ищут мудрости» (1Кор. 1,22), то находят они Истину-Христа не без помощи мужества.


<<< 244 >>>
Соработничество Богу

Вчера сослужил нашему владыке в необычных обстоятельствах. Дьякон уехал в паломническую поездку и поэтому во время архиерейского богослужения многие функции дьякона пришлось исполнять мне. Непривычная ситуация требовала большего внимания и, конечно, не обошлось без ошибок. Владыка где-то подсказывал, где-то поправлял. Был момент когда я отвлёкся на свои мысли и нужно было говорить ектенью. Владыко очень тихо начал подсказывать и в этот момент я с удивлением для себя вдруг обнаружил, что уже говорю эту ектенью. Что-то во мне откликнулось на его подсказку раньше моего сознания!

Вот тут-то и пришла в голову мысль, что подобным же образом действует человек под руководством Святого Духа. Это не была сила вынуждающая меня действовать. Эта сила скорее побуждала меня, напоминала, подсказывала. Чтобы понять эту подсказку, безусловно, нужно быть готовым. Во-первых, внимание должно быть обращено к Тому Кто подсказывает. Во-вторых, для того чтобы понять и исполнить у человека уже должен быть навык совершения подобных действий.

В некоторых привычных случаях достаточно лишь слабого намёка. В более сложных и необычных обстоятельствах для понимания необходим хотя бы небольшой диалог. И это понимание достигается тем проще, чем лучше знакомы друг с другом Тот, Который управляет всей ситуацией в целом и тот, кто должен исполнить конкретное действие. То есть, чем больше у человека опыт следования Духу Святому, тем легче складывается их последующее общение: «имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Лк. 19,26)


<<< 245 >>>
Хищники и жертвы

Первым творческим актом Бога было разделение неба и земли. Подобно этому и всё живое разделено на хищников и жертв. Растительный мир – «жертва», а животные, поедающие растения – «хищники». В пределах животного мира есть и хищники и жертвы… Когда же Бог творил человека, то сотворил его по Своему образу и подобию. То есть человек, с одной стороны, не должен быть ни хищником и ни жертвой. С другой стороны, в нём содержатся все потенции – он может быть и хищником, и жертвой. И Человеком.

Бог и сотворил изначально человека – человеком. Даже когда у человека появилась жена, т.е. их стало двое и появилась потенциальная возможность разделения на хищника и жертву, жена изначально соответствовала мужу и разделения не было. Грехопадение же привело к такому разделению. После вкушения от запретного дерева Бог стал спрашивать Адама: «не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» Ответ Адама интересный. С одной стороны, он ответил, что он действительно ел. С другой стороны, хотя Бог явно говорит о запрете, Адам указывает на то, что есть возможность мыслить происшедшее как дело Божие. И по большому счёту в этом не грешит, ибо Библия нам говорит, что всё произошло именно так как сказал Адам. Бог дал человеку жену, она дала ему плод дерева познания добра и зла и он ел. Всё точно так и было!

Человек пока ещё и не хищник, и не жертва (если это дело Божие!) Но ответ жены таков, что мы без труда узнаём в ней жертву: «змей обольстил меня». Жена – жертва змея. Но если это так, то значит они плод от дерева познания не получили от Бога как дар (что предполагал Адам), а похитили у Бога, нарушив Его запрет! После этого ответ Адама теряет свою нейтральность объективности и превращается в обвинение Бога. Адам превращается в хищника.

С другой стороны, жена, пытаясь оправдаться, пытаясь выставить себя жертвой, на самом деле похищает у Бога право вершить суд, похищает «праведность» (оправдывает себя). Одновременно её ответ превращает Адама в подсудимого и виновного во грехе. Адам становится жертвой.

Парадокс заключается в том, что признав, что вкушение от древа познания добра и зла произошло против воли Бога, то есть что плод похищен (Адам с женой – хищники), Человек и его жена стали жертвой – получили от Бога проклятие.

Факт в том, что отныне человек разделился. Появились хищники и жертвы. А целостный человек исчез, распался. И это разделение мы явно видим уже в первых сыновьях Адама и Евы – Каине и Авеле. Каин становится убийцей (хищником), а Авель – его жертвой.

Наша задача – перестать быть хищниками, перестать быть жертвами и вновь стать людьми! Это возможно только тогда, когда во Христе мы разглядим не Авеля (жертву), а Сифа. Сиф - не исторический Христос, которого убивают, а воскресший, живущий ныне Господь. Сиф появился на свет "вместо Авеля", он антиАвель.


<<< 246 >>>
Мир в цвете

Когда мы смотрим на происходящее вокруг нас с точки зрения «хорошо – плохо», то мир выглядит для нас чёрно-белым. Хорошее – свет, но в нём нет разнообразия, он просто белый. В то же время белый свет может быть с помощью призмы разложен на множество различных цветов. Так и различное восприятие одних и тех же событий разными людьми тоже задаёт своего рода «призму» благодаря которой мы можем видеть разные смыслы в одном и том же явлении.

Если мы научимся видеть мир не только своими глазами, не только с точки зрения «хорошо –плохо», то можем приобрести «цветное зрение» - видеть многообразие смыслов. И мир для нас станет не чёрно-белым, а цветным.

Когда же мы научимся видеть мир в цвете, то сможем увидеть и радугу – завет Бога о том, что не будет Он больше наводить потоп на землю и губить всё живое.


<<< 247 >>>
Волки или собаки?

Чем отличаются волки от собак? – Очевидно, что одни – хищники, а другие – домашние животные. Одни независимы от человека и часто приносят человеку ущерб, а другие, наоборот, зависят. Собаки сами получают пищу от человека и в то же время служат ему.

В Евангелиях мы тоже встречаем образы «волков» и «псов», хотя ясно понимаем, что речь идёт о людях. По отношению к народу Божьему язычники ведут себя либо как волки, либо как собаки. Пастырь добрый бережёт своих овец от волков и при этом пользуется услугами собак.

Интересен в этом смысле диалог Христа с женщиной Хананеянкой (Мф. 15,22-28). Часто людей смущает тот момент, что любящий всех Иисус вдруг как будто называет женщину собакой. Однако с точки зрения написанного выше ответ Христа может означать иное – Он видит в язычнице не врага, а друга (не волка, а собаку). И женщина своим ответом как бы говорит, что она поняла это и согласилась с этим: «так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их.» (Мф 15, 27) Более того, в её ответе есть и другой смысл. То благо, которое она хочет получить от Христа (исцеление дочери от беснование) есть лишь крохотная часть от тех благ, которые получают люди, знающие Бога. Господь оценил её ответ и дочь получила исцеление.


<<< 248 >>>
Неполный стакан

Говорят, что оптимист отличается от пессимиста тем, что, глядя на одно и то же, первый говорит: «стакан наполовину полон», а второй: «стакан наполовину пустой». Первый видит в стакане воду которой можно напиться, а другой прежде всего пустоту.

А что мы – христиане видим в жизни, в людях, в самих себе? Добродетели (воду) или грехи (пустоту)? Увы, ориентируя людей на то чтобы видеть свои грехи, мы рискуем оптимистов превратить в пессимистов.

Реальная же картина такова, что во всём – в людях, жизненных обстоятельствах и в себе самих мы можем увидеть «воду», а можем увидеть и пустоту. Стакан никогда не бывает совсем пуст и никогда не бывает полон!

Стремясь к идеалу (переполненный стакан) мы на самом деле гонимся за иллюзорной несбыточной мечтой. Вместо того чтобы научиться пользоваться тем что есть и быть реальными оптимистами мы свой оптимизм видим в погоне за идеалом – надеемся стакан наполнить. При этом наполнение это мыслится как борьба с грехом.

Господь же даёт нам другой рецепт наполнения стакана – «всякому имеющему дано будет» (Лк. 19,26) При этом под «имеющим» подразумевается не тот, у которого воды много, а тот, кто ей может воспользоваться – оптимист.


<<< 249 >>>
Дружба Пилата и Ирода

«И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.» (Лк. 23,12)

Что касается вражды между Пилатом и Иродом, то здесь всё понятно. Двум властителям, интересы которых мягко говоря не совпадают, дружить трудно, а враждовать легко. Но что такое могло сдружить Ирода и Пилата?

Скорее всего дело в том, что у них есть общая проблема – как управлять толпой. Толпой неразумной, агрессивной, направляемой, может быть, кем-то другим. Толпой, от настроения которой зависит и сам правитель. В случае с судом над Иисусом оба они как раз и столкнулись с этой проблемой. Ирод не воспринял всерьёз возводимые на Христа обвинения: «Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату» (Лк. 23,11) Также и Пилат старался отпустить на волю невинно оклеветанного, как он думал, человека. Но ни тот, ни другой не смогли поступить так как хотели. Оба были вынуждены уступить толпе, подстрекаемой первосвященниками, книжниками и фарисеями.

Общее для обоих властителей презрение и ненависть к толпе, по-видимому, и было основанием для их последующей дружбы.


<<< 250 >>>
Поклонение

Почему Бог требует от человека поклонения и почему запрещает поклоняться кому-нибудь или чему-нибудь иному? – Ответ может заключаться в том, что по отношению к Богу человек – «земля». По отношению к Богу и только к Нему!

С этой точки зрения посмотрим, как вёл себя Иисус в случае с женщиной, взятой в прелюбодеянии:

«Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле. Они же, услышав [то] и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши.» (Ин. 8,3-11)

Христос – и человек, и Бог. Он может восходить душой к Отцу («восклоняться»), но может посмотреть на ситуацию глазами обычного человека – «наклониться». Когда нужно вынести Божий суд – Он поднимается, а когда нужно понять ситуацию «изнутри» человеческих отношений Он наклоняется. Кстати, когда Он что-то писал на земле, Он не просто говорил Слово «земле», но буквально «впечатывал» Его, активно действовал в этой ситуации.

 

Rambler's Top100 Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Разработка и создание сайта - веб-студия Vinchi

®©Vinchi Group